Решение суда отменено полностью, с САО ВСК взыскано страховое возмещение в полном объеме+штраф

07 апреля 2014 года в 10 час. 23 мин. по адресу г. Москва, Бутырский Вал, д. 30 произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Ситроен С4, государственный регистрационный знак КО 033 77, под управлением водителя Сапрыкина  Валерия Борисовича, и автомобиля МАЗДА 3, государственный регистрационный знак Т 631 ТМ 76, под управлением водителя Сердитова Сергея Анатольевича, принадлежащего Федулову Николаю Васильевичу.

Автомобиль МАЗДА 3 двигался прямо в крайней левой полосе. Водитель автомобиля Ситроен С4 из крайней правой полосы попытался совершить маневр разворота. Совершая данный маневр, автомобиль Ситроен С4 фактически перегородил траекторию движения автомобиля МАЗДА 3.

В результате ДТП автомобиль  МАЗДА 3, со всей скорости столкнулся с автомобилем Ситроен С4 и улетел с проезжей части, разрушив металлический забор, сбил пешехода и врезался в дерево. Автомобиль МАЗДА 3 получил многочисленные механические повреждения.

Сотрудники ГИБДД  установили, что  водитель автомобиля Ситроен С 4, Сапрыкин Валерий Борисович нарушил п.п. 8.1, 8.4 ПДД РФ, ответственность за нарушение которых предусмотрена статьёй 12.14 КоАП РФ.

Водитель автомобиля МАЗДА 3, согласно справке о дтп, нарушил п. 10.2 ПДД РФ, согласно которого в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/ч. Автогражданская ответственность водителя Сапрыкина  Валерия Борисовича на момент ДТП была застрахована в ОСАО «ВСК». У водителя автомобиля МАЗДА 3 ответственность застрахована не была.

26 ноября 2014 г. потерпевший обратился в  Страховое акционерное общество «ВСК» с заявлением о выплате страхового возмещения и представил  все необходимые документы для осуществления страховой выплаты. Данное заявление было получено ответчиком 10 декабря 2014 г.

Страховая компания проигнорировала заявление потерпевшего, и при обращении Федулова Н.В. в САО «ВСК» с претензией, заявила, что заявления не получала.

Согласно п. 45 действующих на тот момент правил ОСАГО при причинении вреда имуществу Страховщик проводит осмотр поврежденного имущества и (или) организует независимую экспертизу (оценку) путем выдачи направления на экспертизу (оценку) в срок не более 5 рабочих дней с даты получения от потерпевшего заявления о страховой выплате.

С даты обращения потерпевшего с заявлением  в Страховое акционерное общество «ВСК» прошло более 5 дней, однако страховщик не исполнил свою обязанность по организации независимой экспертизы.

Согласно п. 46 Правил ОСАГО, действовавших в то время, если страховщик в установленный пунктом 45 настоящих Правил срок не провел осмотр поврежденного имущества и (или) не организовал независимую экспертизу (оценку), то потерпевший имеет право самостоятельно обратиться с просьбой об организации такой экспертизы, не представляя поврежденное имущество страховщику для осмотра.

12  января 2015 г. потерпевший направил телеграмму с уведомлением ответчику с приглашением 15 января 2015 г. прибыть на осмотр поврежденного автомобиля. Телеграмма была получена ответчиком 14.01.15 г.

Страховая компания вновь проигнорировала обращение потерпевшего.

Потерпевший был вынужден самостоятельно обратиться к нам в ООО «Металлик».  Я составил экспертное заключение, согласно которого, ущерб причиненный автомобилю потерпевшего составил 336 490,45 рублей с учетом износа.

Истец обратился к ответчику с претензией  26 марта 2015 г. с предложением в досудебном порядке выплатить страховое возмещение. Ответчик в удовлетворении требований, изложенных в претензии отказал.

Таким образом, обязанности, которые на страховщика возлагаются законом и договором, ответчик не выполнил. Страховая компания должна была выплатить 120000 рублей, согласно действующего на тот момент «Закона об ОСАГО", но ответчик нарушил свои обязательства по договору.

Затем, истец обратился в суд с исковым заявлением к страховой компании о взыскании невыплаченного страхового возмещения. 

В ходе судебного разбирательства, ответчик действовал по давно отработанной схеме. Прикормленный к страховой компании эксперт изготовил заключение с заниженным размером ущерба. Представитель ответчика принёс в суд "независимую" экспертизу прикормленного эксперта, который без зазрения совести уменьшил размер ущерба с 319337,25 рублей до 201186,48 руб.

Дальше, ответчик заявил о наличии обоюной вины в действиях обоих участников дорожно-транспортного происшествия и сообщил суду, что страховая компания должна была перечислить только 50% от размера ущерба, так как водитель, управлявший автомобилем истца сам виноват в нарушении ПДД РФ.

Ответчик перечислил невыплаченное страховое возмещение частично в размере 100593 руб. 24 коп., то есть ровно 50 %, от размера ущерба, определённого прикормленным экспертом и просил суд в удовлетворении исковых требований отказать.

И суд первой инстанции, в свою очередь тоже пришёл к выводу о наличии обоюдной вины в поведении обоих участников дорожно-транспортного происшествия и в удовлетворен иска отказал в полном объёме.

Мной была подготовлена апелляционная жалоба на решение суда первой инстанции, в которой я попытался доказать, что вывод суда о наличии обоюдной вины в действиях обоих водителей несостоятелен.

Водитель Сапрыкин В.Б. свою вину полностью признал (Административный материал л.д. 55 обр. сторона). В  отношении Сапрыкина В.Б. вынесено два постановления (постановление об административном правонарушении № 18810277146100000034 от 29 апреля 2014 г. п. 2.5 ПДД РФ ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ и постановление об административном правонарушении № 18810277146100000107 от 06.06.14 г. п. 8.4 ПДД РФ ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.).

В отношении водителя автомобиля МАЗДА 3 Сердитова С.А. не вынесено ни одного постановления, что свидетельствует об отсутствии вины Сердитова С.А.

Доказательств, с достоверностью подтверждающих вину водителя Сердитова С.А. в данном ДТП, не имеется.

Довод представителя ответчика о том, что причиной столкновения послужило превышение водителем Мазды 3, Сердитовым С.А., скорости движения автомобиля не имеет правового значения, поскольку в соответствии с Правилами дорожного движения Сердитов  С.А. имел преимущественное право проезда, а Сапрыкин В.Б. должен был уступить ему дорогу.  Именно Сапрыкин В.Б. перед началом маневра должен был убедиться в безопасности дистанции с учетом всех факторов, в том числе и скорости автомобиля МАЗДА 3, под управлением Сердитова С.А. Само по себе превышение скорости движения, даже в случае его наличия, не находится в прямой причинной связи с ДТП, поскольку действия Сердитова С.А., не создавали помеху для движения других транспортных средств, в том, числе для автомобиля под управлением Сапрыкина В.Б.

Положения п. 8.1, 8.8. ПДД РФ о необходимости уступить дорогу транспортным средствам при выполнении маневра действуют во всех случаях, безотносительно к наличию или отсутствию у других водителей соответствующего преимущества.

То есть сам по себе факт превышения скорости водителем,  не предоставляет иному водителю, который в соответствии с действующими Правилами дорожного движения РФ должен уступить дорогу, преимущественное право проезда.

Иное означало бы отступление от общего положения Правил об обязанности участников дорожного движения действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда (п. 1.5).

В силу части 1 статьи 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, а суд осуществляет руководство процессом, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в соответствии с частью 2 статьи 12 ГПК РФ.

Сведения о том, что действия Сердитова С.А. являлись причиной ДТП, либо способствовали увеличению ущерба, материалы дела не содержат, ответчиком либо третьим лицом в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представлены.

На основании ст 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

За обстоятельства, на которые ссылается представитель ответчика, не установлена административная ответственность.

Доводы ответчика о превышении Сердитовым С.А. скоростного режима и наличии у него возможности при движении с надлежащей скоростью избежать столкновения путем принятия мер к торможению являются предположением ответчика, не подтвержденным материалами дела.

Кроме того, само по себе превышение скорости движения, даже в случае его наличия, не находится в прямой причинной связи с ДТП, поскольку действия Сердитова С.А., не создавали помеху для движения других транспортных средств, в том, числе для автомобиля под управлением Сапрыкина В.Б.

Суд апелляционной инстанции согласился с моими доводами и отменил решение полностью. Копия апелляционного опредееления представлена ниже.


Автор: Смирнов Владимир Владимирович. metallik76@mail.ru

Комментарии

Комментариев нет.

Написать комментарий